gallery/dsc_0283

По Белу морю

Кто по Белому морю не ходил, тот Бога не маливал
Старая поморская пословица

(статья для журнала "Капитан", №1, 2016, автор- Мария Царенко)

 

Нашему экспедиционному двухмачтовому моторно-парусному катамарану «Лиза» оставалось пройти по Беломорско-Балтийскому каналу (ББК) всего-то четыре шлюза. Даже не верилось, что за кормой остались 25 бетонных камер; казалось, еще чуть-чуть, и мы, наконец, вырвемся из каменного плена в море.  Шлюзование для нас стало рутиной, но случилось то, чего никто не мог предвидеть…
Выходим из шлюза №15 и запрашиваем у диспетчера разрешения заночевать на якоре на реке Выг, подле шлюза. Диспетчер дает добро и предупреждает, что причальная стенка занята пассажирским теплоходом. Делаем левый разворот, и тут нас накрывает сверкающий электрический дождь вместе с обрывками проводов и отчаянным матом капитана. Первая мысль после осознания происшедшего — «делаем ноги». «Лиза», уже неделю пробирающаяся по штормящим Онеге и Ладоге временами по узкому фарватеру, имела все шансы зависнуть у злосчастного шлюза, так и не добравшись до цели — Соловецких островов и архипелага Кузова.

Осторожно — ЛЭП!
Отбросив позорную мысль о побеге, капитан решил сдаваться. Вызываем диспетчера:
- Яхта «Лиза» только что протаранила ЛЭП мачтой. Что делать? Ждем указаний…
Ошалевший диспетчер молчит несколько минут, потом спрашивает, есть ли на яхте пострадавшие. Слава Богу, обошлось!
Потом нагрянули речная инспекция, главный диспетчер ББК, энергетики, представители органов власти. Немудрено — нам насчитали 600 метров порванных проводов, и весь район Сосновка остался без света. Формально к нам не придраться, так как в Атласе ББК (т. 4) никакой ЛЭП и в помине не было. Не видели мы на берегу и предупреждающих щитов с указанием высоты прохода. Зная об этом, местная администрация пребывала в замешательстве: и отпустить нас не могут, и обвинить сложно. В конце концов, капитан «Лизы» не выдержал, отправился к начальнику ББК и решил вопрос «проверенным способом». Уж больно не хотелось мариноваться у причала в обществе разъяренных местных жителей, когда большая часть пути из Ладоге до Соловков уже пройдена. Нас тут же выпускают, и мы несемся сквозь оставшиеся шлюзы к Белому морю.

Змеиный залив
Так Белое море называли викинги из-за изогнутой и изрезанной береговой линии. Возможно, древние мореходы имели в виду и коварный «змеиный» характер моря. Рельеф здесь крайне сложный, средняя глубина 60 метров, редко где дно опускается до 200-300 метров. В Белом море множество мелей, так что расслабляться на вахте нельзя. Хватает тут и рифов,  и корг — островов, прячущихся под водой и обнажающихся во время отлива.
О безжалостных беломорских штормах, когда волну раздувает за 15-20 минут, мы немало наслышаны от бывалых яхтсменов. Волна здесь короткая, почти как в Ладоге. «Лиза» умудрилась проскочить между штормами только благодаря «грибовскому» (www.zygrib.org ) прогнозу погоды. Но и в погожий денек это северное море может быть суровым. Из-за небольшой площади бассейна — всего 90 тыс. кв. км — в этих водах сильные приливно-отливные течения; их средняя скорость около двух узлов, кое-где она достигает 8 узлов. Однако больше всего мы опасались сулоя. Это природное явление образуется в местах встречи различных течений. Беломорские рыбаки говорят, что высота волн в сулое достигает 6-7 метров и даже в штиль туда лучше не попадать.
К счастью, нам не довелось испытать на себе крутой беломорский нрав. К Большому Соловецкому острову шли при полном безветрии, сопровождаемые любопытными белухами — северным китом, который летом ходит по морю стадами.

Спасительный свет
Если подходить к Большому Соловецкому острову с запада, то основным ориентиром будет гора Секирная с белеющей на вершине церковью. Это единственный в России храм-маяк. В старину поморы обходились без маяков, ориентируясь на навигационные кресты высотой 10-12 метров. Верхний конец наклонной перекладины креста всегда указывал на север. Днем эти нехитрые указатели еще как-то работали, а вот в сумерках приходилось ходить «на ощупь». В XIX веке, когда на остров стали регулярно ходить пароходы из Архангельска и других портов Белого моря, пришло время маяков. На вершине 74-метровой горы в 1861 году выстроили церковь. Спасительный свет маяка бил прямо из-под креста на куполе. Смотрители маяка-монахи покорно несли свое послушание, освящая дорогу морским путникам вплоть до 1925 года, когда остров превратили в тюрьму. Прошло время, маяк ожил, и уже в конце июля, когда проходит пора белых ночей, ночной горизонт над Белым морем озаряется светом старого маяка, ведя моряков вплоть до 25 декабря — окончания навигации.

Бухта Благополучия
Вход в эту бухту практически посередине острова Большой Соловецкий, и при подходе нужно быть начеку. Остров, как неприступная крепость, ощерен камнями и мелями. Вымотанные бесконечными шлюзами, мы движемся по хитрому фарватеру. Вместе с открывшейся фантастической панорамой Соловецкого монастыря на нас снисходят покой и умиротворение. Удивительно, но остров весь залит солнцем — впервые оно напомнило о своем существовании за все наше плавание с Ладоги до Соловков.
На причале гремит оркестр, приветствуя ветеранов соловецкой Школы юнгов ВМФ, открытой здесь во время минувшей войны. Швартуемся у бона Морского музея. С музеем списались заранее — без этого было бы сложно встать. Хотя в бухте полно причалов, встать некуда. Центральный грузопассажирский «Тамарин» (только там есть вода и электричество) мало приспособлен для маломерных судов: там высокая причальная стенка, а в сезон все время стоят коммерческие суда, перевозящие паломников. Монастырский причал частные яхты не принимает… Но, как говорится, «стучите и откроют вам»: всегда можно договориться с каким-нибудь причальчиком (как это сделали мы) или, на крайний случай, встать на якорь внутри малых заливов бухты Благополучия.
Рядом с нами пришвартован гафельный шлюп «Святой Петр» — реплика корабля петровских времен. Шлюп строили в специально сооруженном ангаре, превратившемся в морской музей, который нас и приютил, — кстати, совершенно бескорыстно.
Определившись со стоянкой, отправляемся на разведку. Первое желание, самое прозаическое — пополнить запасы продовольствия. В поселке Соловецкий есть несколько продуктовых магазинов и даже парочка ресторанов и кафе. Кроме того, в бухточках можно насобирать вкуснейших беломорских мидий. Чуть севернее поселка Соловецкий, в полутора километрах от нашей стоянки находятся Филипповские садки для разведения рыбы — сооружение XIV века, устроенное по личному проекту святого Филиппа (Колычева).
вставка: 

Вставка:   Филипп Колычев ( в крещении Феодор) был потомком богатейшего боярского рода.
С детства его готовили к государственной службе. В юности Филипп сблизился с будущим царем Иоанном Грозным.  Казалось, блестящая карьера ему обеспечена. Однако, в возрасте 30 лет Филипп оставляет светский мир и удаляется в Соловецкий монастырь, где в 1546 года был поставлен игуменом соловецкой обители. Филипп был весьма образованным для того времени человеком, разбирался в геометрии и архитектуре. Во время его игументсва на острове были построены храм Успения Божьей Матери и собор Преображения Господня, над проектами которых он работал сам. Не гнушался игумен и простой работой- сам укладывал стены Преображенского собора. Филипп не боялся высказывать царю свое мнение по отношению к опричнине, за что и поплатился- был задушен во время своего заточения в тверском Отрочь Успенском монастыре

 Садки представляют собой заливчик, отделенный от моря искусственной дамбой из небольших валунов. Здесь монахи держали живую рыбу, выловленную заранее в 
Белом море. Когда море штормило, и лов был опасен, монахи просто вытаскивали рыбу из садков.
С упадком монастырского хозяйства садки пришли в запустение; рыбы мы, разумеется, не обнаружили, но на дне  полно мидий, по вкусу которые даже превосходят знаменитые нормандские.
Остров таит множество сюрпризов. Он окружен самым соленым из внутренних морей России, но на Соловках сотни пресных озер, в которых рыба сама кидается на крючок. В ручьях встречается форель и заходящая из моря кумжа. Так что, голодным тут остаться трудно: была бы удочка.
Соловецкий монастырь, как и весь остров, напитан легендами и преданиями. Возведение крепости, стена которой сложена из гигантских валунов, началось в 1584 году по указу Бориса Годунова на средства монастыря и продлилось всего 14 лет, хотя работы вели только летом. Длина монастырских стен составляет более километра, их толщина 5-6 метров. Соловецкий монастырь — один из самых больших в мире. Бытуют легенды, что во втором тысячелетии до н.э. на Соловецких островах находилось языческое святилище, и монастырь воздвигли на его месте: эти мегалитические сооружения стали основой крепостных стен, на протяжении своей истории выдержавших не одно нашествие врагов. Выстояли они и при атаке английской эскадры, открывшей огонь по монастырю в 1854 году во время Крымской войны. Эскадра встала на рейде Большого Соловецкого острова и предъявила ультиматум о сдаче крепости. На отказ англичане ответили двухдневной бомбардировкой монастыря, не причинившей особенного ущерба мощным стенам. Англичане были вынуждены уйти… Потом здесь находился Соловецкий лагеря особого назначения (СЛОН), и это еще одна печальная страница истории.
Сегодня здесь сотни туристов со всего мира; они гоняют по острову на велосипедах и квадроциклах, фотографируют белух в Белужьей бухте, катаются на гребных лодках по каналам в глубине острова...

На острове Анзер
Как ни удивительна история острова, как ни приятна царящая там атмосфера, мы покидаем Большой Соловок: погода, судя по прогнозу, в скором времени обещала неприятные сюрпризы. А впереди еще несколько интересных островов.
Выходим из бухты Благополучия под утренний перезвон монастырских колоколов — мы посчитали это добрым напутствием — и движемся к Анзеру (почти 30 миль), второму по величине острову Соловецкого архипелага. Огибаем Большой Соловецкий с юго-востока, проходим мимо острова Заяцкий.

 ((((( Еще за несколько месяцев до основания Санкт-Петербурга Петр Первый на тринадцати военных кораблях посетил  Соловецкий Архипелаг. Военный лагерь разбили на Большом Заяцком острове. Петр приказал поставить там церковь Андрея Первозванного, где был освящен Морской флаг государства.))))))

По левому борту оставляем остров Муксулама: зайти туда не решаемся: остров окружен мелководным рифом, и для нашей 35-тонной яхты там места нет.
С вепсского языка название острова переводится как «очень вытянутый, длинный». Он действительно протянут с запада на восток на 17 км. От других островов архипелага Анзер отделен проливом Анзерская салма, где свирепствуют мощные приливные течения, которые периодически поднимают высокую волну.
Для стоянки выбираем Капельскую губу на юге острова, которая дает хорошую защиту от всех ветров, кроме юго-восточных (прогноз предвещал северный ветер). Суда с малой осадкой могут спокойно заходить в глубину губы, на дне которой песок и камни. Легкие катера по полной воде подходят в вершине губы прямо к берегу. Становимся на якоре, так как у якорной бочки в северной части губы мелко — менее двух метров.
Высаживаемся на берег. В это время с Анзера небольшой катер забирал паломников, поток которых не иссякает. Привлекает их и девственная красота, и уединенность острова, и Анзерские скиты. Троицкий скит — первый на острове — был построен еще в начале XVII века святым Елеазаром, который считается покровителем Анзера. Вслед за святым отшельником на остров потянулись и другие монахи. Сначала выстроили деревянную церковь, затем каменную с братским корпусом. В 2001 году скит передали Троице-Сергиевой лавре. Сегодня здесь восстановлена церковная служба и монашеский быт.
Второй скит, Голгофо-Распятский, расположен на вершине горы Голгофы. По легенде, сосланному в 1712 году на остров духовнику Петра I Иову явилась Дева Мария и повелела назвать гору Голгофой: «Придет время, и верующие на этой горе будут падать от страданий как мухи»… Действительно, во времена лагеря на острове располагалась так называемая «больничка», где, естественно, никакого лечения не проводилось: сюда свозили больных узников умирать. Мрачная часть истории острова сегодня словно растворяется в суровой красоте Анзера. В сосновых и лиственных  лесах сверкают озера с прозрачной водой, а с вершины Голгофы раскрывается великолепная панорама. Подняться на гору не так-то легко: последние несколько метров тропа почти отвесная — приходиться карабкаться ради головокружительного вида окрестностей.
Еще одно уникальное место, которым остров притягивает путешественников, —загадочный спиральный лабиринт. Всего в мире известно более 500 каменных лабиринтов, и Соловецкий архипелаг является самым восточным и самым северным местом нахождения таинственных каменных сооружений. Как они появились, когда и каким служили целям, — эти вопросы до сих пор не находят ответа. На Соловках 35 лабиринтов. Выстроенные в виде спирали или  двух спиралей, словно вставленных одна в другую, выложенные из мелких и крупных булыжников они различаются по рисунку и размерам. В лабиринте только один вход — он же выход. Археологи считают, что возраст лабиринтов не менее 3000 лет. По одной версии, эти загадки нам оставили древние поморские племена, по другой — северные мореходы: в пользу второй версии говорит тот факт, что все лабиринты располагаются на побережье.
Многие исследователи считают, что сооружения служили сакральным целям и были вратами для перехода в загробный мир. В центре анзерского лабиринта под камнями действительно находят древние останки людей. Другие ученые говорят о календарном значении лабиринтов. Из трех известных анзерских лабиринтов сегодня сохранился только один. Поразителен факт: если встать в центре лабиринта, можно без помех говорить по мобильному телефону; но стоит выйти наружу, связь сразу теряется. Проверяли несколько раз — точно!
На прощание Анзер преподнес нам сюрприз. Выбирая якорную цепь, мы обнаружили на ней пучки зеленовато-коричневых ламинарий. Эти дары моря вкусны необыкновенно даже в сыром виде; промыть и мелко нарезать, приправить соевым соусом, лимоном, белым вином и бальзамическим уксусом — вот и готов изысканный морской салат.

Архипелаг Кузова
Кузовской архипелаг состоит из дюжины островов. Крупнейшими являются Русский Кузов, Немецкий Кузов и остров Олешин. Мы направлялись к Немецкому Кузову.
Чтобы попасть с Анзера на Кузова, нужно обогнуть Большой Соловецкий с юго-востока, который защитит от северного ветра. При заходе внутрь архипелага важно  быть очень внимательным, особенно при северном ветре, который вкупе с приливными течениями образует сулой. Яхте с маломощным мотором тут может не поздоровиться, но на «Лизе» с ее 320 л.с. и скоростью до 12 узлов мы чувствуем себя уверенно.
Заходим внутрь архипелага южнее острова Олешин. Бросаем якорь в Золотой бухте в южной части Немецкого Кузова. Бухта защищает от ветров и волн всех направлений, глубина 2,5 - 4 метра. Берег каменистый, усыпанный валунами; сойти на землю можно и с носа яхты, если подойти к базальтовому монолиту в северной части бухты, где глубина около 3 метров. Над нами нависают скалистые склоны гор, покрытые лишайниками и мхами. Выбираемся на берег и отправляемся исследовать остров. 
С высшей точки острова  открывается фантастический вид на все Белое море. В хорошую погоду видны порт Кемь, острова северной части Кемских шхер, а на востоке — архипелаг Соловецкий. Нас интересует не только беломорская панорама, но и удивительные культовые валунные  сооружения. На вершине горы Немецкого Кузова сохранилось до полутора сотен каменных идолов и сейдов, которым древние приносили жертвы. Перед нами огромные кособокие валуны, поставленные на камни поменьше. Одни идолы имеют форму человеческого бюста, другие напоминают фигуры птиц или животных. На вершины этой скалы когда-то было капище. 
Есть свидетельства, что к берегам архипелага подходила личная субмарина Гитлера , в рамках проекта "Анненербе" ( нем.Ahnenerbe- " Наследие предков"- секретная организация, существовавшая в Третьем рейхе.) Кузовской архипелаг рассматривался "Аненербе" как прородина Гипербореи, которую населяла древняя высокоразвитая   цивилизация ариев.

Возвращаемся на лодку уже по вечер.  Прямо от яхты ставим  сетку- путанку, предвкушая богатый улов.  Вскоре около нашей сетки замечаем вороватого тюленя, промышляющего подводным грабежом. На утро мы все же обнаружили в сетке дюжину камбал и несколько морских чертей. Беломорская камбала хоть и небольшая, но невероятно вкусная рыба, в отличие от морского черта, который как правило полон паразитов. Кстати, обычная сетка- путанка для пресной воды мало подходит для соленой морской, ведь в ней установлено недостаточное количество свинцовых грузил, поэтому нужно ее утяжелить, например свинцовыми грузами от дайв- пояса. 

Так и не раскрыв вековые тайны, на обратном пути мы зашли на остров Кижи, красующийся почти посередине Онежского озера — чтобы подождать попутный северный ветер. В непогоду Онего свирепствует, большая короткая волна и внезапно налетающий ветер делают переходы довольно опасными. Мы не пожалели, что погода нас загнала на чудесный остров, где мы провели пару дней, наслаждаясь шедеврами русского деревянного зодчества, избами и церквами, рубленными в обло. Настоящий остров-музей под открытым небом, сберегающий русские традиции. Особенно запомнился обряд бракосочетания по старинной карельской традиции в Преображенской церкви…
Вдохнув очарование прошлого, снова под перезвон церковных колоколов уходим с острова домой. Красота и волнующая прелесть русского Севера наполнили нас впечатлениями, по сравнению с которыми меркнут даже исхоженные средиземноморские маршруты. Так чувствую не только я!

ББК— канал, соединяющий Онежское озеро с Белым морем, — был построен всего за два года в 1933 году. Общая протяженность канала 227 км; он включает 19 шлюзов, большинство из них двухкамерные. Интересен тот факт, что идея постройки канала принадлежала еще Петру I , но воплотилась она только в XX веке усилиями 250 000 заключенных.


 

..

gallery/dsc_0258

..... Соловки-это небольшая планета затерянная среди студеного моря,  как у Маленького принца...  земля простых радостей-слушать колокольный звон... взять в прокат велик и поучить дочку крутить  педали под стенами монастыря, а позже сгонять на нем к Секирной горе... заглянуть в Морской музей и насладиться запахом свежего пила хвойного бревна укладываемого в возводимый для кругосветки шлюп... обложить в Бухте Благополучая отборным матом свою малоопытную команду слишком рано отдавшую кормовой якорь... построить перед островитянами мечтающими о кругосветке  из себя бывалого морехода, потравив пару-тройку историй из прошлого... прогуляться в ночи по опустевшим дорожкам  монастырских стен любуясь башнями, ведь каждая из них разная... насладиться особенным соловецким соленопряным запахом-моря, мидий, трав и монастырской выпечки... ощутить на ладошках шершаво-мохнатые бочка свежевыловленных мидий отмывая их перед жаркой... запомнить на языке  особенный насыщенный вкус, открывающийся когда обжигая пальцы выхватываешь их с раскаленного противеня... замариновать морскую капусту по собственному рецепту... сварить на всю команду чугунок кислых русских щей или затомить гречневую кашу "по монастырски"... сторожить краем глаз поставленную на камболочку сеточку от вороватого тюленя... любоваться цветущим Иван-чаем, мечтая вскоре его заготовить на студеную зиму... проводить взгядом на закате спешащую толпу суетливых паломников на Тамарином причале... прилаживать в кают-кампании иконку с ликами соловецких святых запивая сее действие гавана-клабом, а потом и родной яблочной душистой самогонкой... сторожить ночами скрип корабельной цепи, не пополз-ли неверный якорь... пожалеть, что не ведая жуткой истории того места, сварил и сьел суп из грибов собранных под Секирной горой... не сойти на Анзер, представляя мучения людей придавших острову жуткое место силы... а уйдя с Соловков сразу затосковать и пожалеть, что побыл там так мало... или под последние сто грамм самогонки написать эти мысли вслух в перерывах помешивая ложкой гороховый суп на бараньих ребрышках ожидая команду сошедшую полюбоваться древним русским рубленным зодчиством...
...и главное познать простую истинну, что счастье иногда случается прямо здесь и сейчас...

gallery/646785_900
gallery/644254_900
gallery/644407_900
gallery/646321_900
gallery/647883_900
gallery/648145_900
gallery/648952_900
gallery/649539_900
gallery/652909_900

....стены монастыря толщиной более 6 метров...

...на Соловках мы ныряли и собирали чудесные мидии...

...всей командой отмывали мидии от песка...

....особенно хороши приготовленные мидии под белое-сухое вино...

....салат из морской капусты чудесен, да и при каждом подьеме якоря ее было на нем вдосталь...

...это бухта у легендарного и загадочного архипелага Кузова, есть легенда, что именно тут была родина ариев- древних прорадителей современной цивилизации....

И мы ловили тут небольших, но вкуснейших беломорских камбал...

 

Бухта Благополучая

Слева старинная мастерская по пошиву парусов.

gallery/653135_900
gallery/647198_900