gallery/original (10)
gallery/original (2)

 

Лики Африки (статья в журнале.... Мария Царенко)


Раскаленная красная пыль , принесенная Хабубом , свирепая африканская жара ,цепко держат в своих когтях маленький израненный осколками войны эритрейский порт Массава.
Некогда богатый и процветающий порт древного королевства Аксум ,еще в I веке до н.э. описанный греками в « Плавании по Эритрейскому морю», сейчас вряд ли заманит путешественника. Слишком мрачной предстает вся его история. Переходивший от одной империи к другой, Массава как губка впитывал их колорит. В старом городе чудом уцелели мечети Османов с полу разбитыми , почерневшими куполами. На берегу разрушенные итальянские паллаци. Рядом с выходом из порта пара советских танков ,неподалеку мемориал «Защитникам Отечества». Такова сегодня вся Эритрия, таков трагический водоворот времени. Долгое время Эритрея – маленькая страна на северо-востоке Африки оставалась закрытой для иностранных яхт. Да и едва ли кому-нибудь хотелось заходить в ее порты. Дело в том, что последние 30 лет когда-то бывшая провинция Эфиопии только и С 1961 по 1991 год здесь полыхала борьба за независимость от Эфиопии. Это была самая долгая и странная гражданская война в Африке, о которой , кстати, практически не было известно остальному миру. Совершенно непонятно, как небольшой, плохо вооруженной армии эритрейцев удалось победить мощную Эфиопию, подкрепленную к тому же советской техникой и военными специалистами .
Сначала воевали за независимость от имперской Эфиопии, а потом от социалистической. В 1991 году эритрейцы наконец выбили эфиопские войска, а в самой Эфиопии народ восстал и сверг марксисткую диктатуру. Потом противоборствующие стороны примирились . Два года спустя Эритрея получила полную независимость, а Эфиопия свободный доступ к морю через эритрейские порты Массава и Ассаб. Мир, однако ,был недолгим. Ну не получается у мятежной партизанской республики жить спокойно - в приграничных суданских районах она подстрекает к антиправительственному восстанию, у йеменцев отбирает остров Дахлак. А потом вновь начинает войну с Эфиопией. Эритрею все морские путеводители советовали «проскакивать» на одном дыхании, ни в коем случае ни приближаться к берегам и быть готовым к неожиданным обстрелам.
Яхтам, все же намеревающимся заходить в главные порты страны, предписывалось не останавливаться в каких-либо других местах. В 1996 году здесь были арестованы две европейские яхты, бросившие якорь в небольшой бухточке вблизи Массавы . Команду отправили в столицу страны –Асмару, и держали под арестом. Потом, правда, обошлось, яхтсменам разрешили покинуть Конечно, всю информацию о « неспокойной» Эритреи « Санта-Марии» изучила заранее. Знали мы и о случаях пиратских нападений в этом районе, виной которым была ужасающая бедность местного населения. Непрекращающиеся войны высосали из него все соки , бросив в объятия болезней, голода и смерти. Однако, несмотря на все предостережения, нашей яхте предстояло зайти в крупнейший порт страны Массаву, где мы планировали заправиться водой и постоять несколько дней, а затем выйти на порт Ассаб. В этом самом южном порте страны нужно было закрыть sailing permit (разрешение на каботажное плавание) и выждать погоду для прохождения Баб-эль-Мандебского К тому же , как только мы вышли из Массавы , полетел левый двигатель ,- сломалась помпа охлаждения. Очень высокая температура морской воды- 33-34 градуса послужила причиной перегрева двигателей, которые нагревались до 100 градусов даже при неполной мощности работы. Так что «мятежную» Эритрею обойти стороной не удалось.
« Маленькая Италия». К Массаве подошли ранним утром. Жара только-только начинала набирать силу, ветер еще не обжигал своим огненным дыханием лица. Через несколько часов воздух здесь накалится до 50 градусов. Мы входили в один из самых жарких портов мира. Медленно вырастала перед нами желтое здание сигнальной станции, водонапорная башня, к югу от нее, белое с куполом здание дворца и покрытый мангровыми зарослями остров Шек-Сеид. Впереди на южной стороне гавани толпились громады контейнеровозов, качающихся на якорях. Привычная, чуть подернутая утренней дымкой, портовая картина.
Несколько раз пытаемся связаться с порт - контролем по VHF . Безуспешно. Опять придется входить в гавань без разрешения. Крепим концы на единственном в порту грузовом причале . Наша яхта кажется малышкой по сравнению с огромными соседними сухогрузами и буксирами. В порту кипит работа. Корабли разгружают гуманитарную помощь, вереницей тянущуюся в Эретрию со всего мира. Примерно 75 % населения живет как раз за счет этой помощи. Рядом с нами сухогруз под мальтийским флагом выгружал просо, привезенное из ЮАР. На территории разбитого порта обнаружить Immigration office – задача не из легких. Наконец, в одном из полуразрушенных зданий с разбитой крышей нас встречает чиновник иммиграционной службы. Здесь оформляются необходимые документы для выдачи команде так называемого «shore pass» . Эти «пасы» позволяют выходить в город в течение 48 часов без визы. Нам объяснили, что стоянка в порту бесплатная, электричества нет, а пресная вода стоит 8 долларов за тонну. Если планируете оставаться более двух дней в Масаве, нужно оформлять визу. Выдается она на один месяц и стоит 40 долларов. Всякий раз, как мы выходили за территорию порта, брали с собой и паспорта. И всегда на воротах подвергались самой тщательной проверке. Когда вечером, усталые и разбитые жарой мы возвращались в порт, начинался жесткий досмотр. Потрошили все наши сумки : из пакетов вытряхивали арбузы, яблоки, сразу разлетающиеся по дороге ,- в общем, добро пожаловать в Эритрею…
Массава, порядком потрепанный войной и временем, делится на две части - на одной стрелы минаретов старого Турецкого города, на другой изящные колониальные строения времен итальянского правления. Массава - зеркало Эритреи ,страны, где различные культуры, мозаикой сложены друг с другом. Независимой Эритреи никогда и не существовало. В древности она входила в состав королевства Аксум, которое владело этой территорией вплоть до установления в 16 веке Османского владычества . С 1890 года по 1941 здесь хозяйствовали итальянцы, перекроившие старую османскую Массаву на свой лад. « Маленькая Италия», стала напоминанием для новых хозяев о доме, привычных архитектурных формах. В 1941 году Англия, выбив итальянцев из страны, вступила в права владения, но кроме английского языка почти ничего сюда не принесла. Через 10 лет ООН санкционировала образование Эфиопской федерации , внутри которой Эритрия должна была обладать автономией. Это был компромисс между эритрейскими притязаниями на независимость и стремлением Эфиопии сделать Эритрею своей маленькой провинцией. Эфиопы подождали немного и все же объявили о создании единого государства. И началось.. Череда бесконечных вооруженный мятежей, набирающее сило движение Эритрейского освободительного  ронта(ЭСФ),помощь негодующей Эфиопии со стороны СССР и Кубы- все завертелось в бешеном ритме войны. Победой Эритреи стала какая-то непонятно кому нужная независимость, полный развал экономики и бесконечные гуманитарные подачки со всего мира. Недра земли, богатые минеральными ресурсами, не разрабатываются, ничего толкового не производится. Похоже, спячка спустилась на свободную Эритрею. Благо, что в последнее время стали впускать в порты иностранные яхты, для которых Массава или Ассаб- выгодные остановки при движении на юг или север Красного моря. Во время сезона, с декабря по апрель, здесь проходят по 30-40 яхт в месяц. Мы были в августе, попав в самое страшное пекло в этой части Красного, моря и кроме нас в порту не видели ни одной иностранной яхты. Честно говоря, сначала Массава шокировала своим «послевоенным убранством», однако вскоре первое негативное впечатление сменилось чем-то похожим на грусть. В вывернутой наизнанку Массаве сохранилось непередаваемое обаяние итальянского порта. Белые колониальные здания с арочными окошками, уцелевшими кое-где вычурными балкончиками, стыдливо поворачивают к путешественнику свое изуродованное лицо. На улицах к нам подбегали дети, грязные, как угольки, с горящими глазами- бусинками, крича – « Mangiare! Mangiare! Signore!”
Как оказалось, с едой в городе большая проблема.. Ничего из провизии купить мы так и не смогли. Только арбузы, странно вытянутой формы, продающиеся ,в прямом смысле, под каждым деревом спасали команду от жажды. Что тут ест местное население страшно даже описывать. Во дворах домов с вывешенными вместо окон полиэтиленовыми пакетами, в огромных закопченных котлах женщины готовят дурно пахнущую похлебку из свиного жира и каких-то непонятных овощей, похожих чем- то на наш картофель. Есть в Массаве нечего, зато выпить можно практически на каждом углу. Такого количества баров не доводилось видеть даже в цивилизованных, « пьющих» городах. Премилая картина - эти неработающие, живущие на грошовое пособие, эритрейцы, просиживающие с утра до вечера за покосившимися столиками кафе. Как стемнеет, успевшие уже порядком залиться пивом, местные, отправляются… в ночные клубы! Клубы эти тоже почти на каждой улице. Там пиво и девушки. Картина совершенно уникальная, если учесть, что половина населения Эритреи все же исповедует ислам. Пока мы шли по Красному морю, «Санта-Мария» заходила в порты африканских государств, где сложно даже представить себе идущую девушку по улице, с «не зачехленным» лицом. Здесь же они стайкой окружают пришедших в бар мужчин, демонстрируя чуть прикрытые одеждой формы. Может быть, причина этой свободы в поведении эритрейцев заключается в нагромождении верований в этой стране? Ведь здесь и коптские христиане, и католики, а для многих представителей негроидной расы все еще большую роль играют их религиозные племенные культы. Стоять в порту было совершенно невыносимо. Грязь, пыль, толпы вороватых эритрейцев, внимательно изучающих, что бы можно было вынести с корабля. Каждый вечер наведывались украинцы, работающие на соседнем мальтийском сухогрузе, со страшными рассказывали о пиратских нападениях на суда в районе Баб- Эль-Мандебского пролива. Их капитан презентовал нам несколько телексных сообщений о последних налетах. Он хвастал, что даже внутренние двери на его корабле обиты стальными листами с мощными запорами. Единственный отель в городе , «Dahlat”, мы отыскали неподалеку от порта. Отель распложен на берегу небольшого залива, где стояли на якоре несколько зачехленных яхт. Некоторые яхтсмены оставляют свои яхты под при смотром служащих отеля . Такая стоянка позволяет им сделать перерыв в путешествии на несколько недель. В отеле мы нашли, вероятно, единственное место в городе, где можно хоть как-то перекусить. Тем вечером, сидя за столиком в ресторане «Dahlat” заказали лазанью с лингуини и домашнего местного вина. Почти все блюда в меню были итальянскими. В полупустом ресторане гулко раздавалась итальянская речь. Через столик от нас сидела молодая итальянка с отличным римским профилем с длинноволосым эритрийцем. Оба пили пиво. Они были молоды, красивы и счастливы. Не замечали они ни убийственного запустения города, не мешал им ни шум пыльного порта ,не стихающий даже ночью, ни липкая жара опустившегося вечера.
Асмара. В Асмару, столицу Эритреи, лежащую на высоте 2500 метров, мы отправились на третий день нашего пребывания в стране. Добраться до нее можно автобусом, либо такси. Такси здесь невероятно дороги - в один конец порядка 80 долларов и торговаться бесполезно. Это еще один парадокс эритрейской действительности. Цены почти на все высоченные и никого не заботит, будет спрос или нет. В итоге, решили ехать на  втобусе. Рядом с автобусной станцией на песке стоял на «вечном покое» советский «Ан». Находчивые эритрейцы переделали «советское наследство» под небольшой ресторанчик. Как только в ресторане узнали, что мы из России, на столе оказались сразу несколько бутылок пива - угощение от заведения. Оказывается, иногда эритрейцы бывают гостеприимными! Билет на автобус до Асмары стоил 30 накф, что в переводе равняется двум долларам. Выехали мы рано утром. Жара уже завладела городом, и в автобусе стояла нестерпимая духота. И в такое пекло теплые свитера и ветровки, накинутые на плечи пассажиров, вызывали у нас лишь недоумение и иронию. Однако, чем выше в горы мы поднимались, тем холоднее становился воздух. Моросил противный прохладный дождик ,и мы, накрыв пакетом голову, выскакивали купить фруктов во время коротеньких остановок по пути. В небольших деревушках, где наш шофер делал перекур, к автобусу подлетали дети, лет пяти-шести , предлагали напитки и диковинные фрукты. Особенно необычным был фрукт наподобие кактуса. Он оказался самым вкусным и чем-то напоминал киви. Дорога заняла около 4 часов. Все это время мы слушали эритрийскую национальную музыку и под звуки африканских барабанов въехали в столицу. Хлестал дождь, воздух был прохладен и свеж. Улицы, мощенные коричневым камнем, придавали Асмаре уютный и вполне ухоженный вид. Маленький дождливый островок, окруженный седыми горами, среди пылающего мира Африки. Со всех концов города видна была башня с часами, похожими на Биг- Бен . Это часовня при церковной школе. На башню при желании можно было подняться . Что мы и сделали. Стоит это 10 накф. Панорама города открывается фантастическая. Словно паришь среди взлохмаченных поднебесных вершин. Война не сильно похозяйничала в этом городе. Разрушений почти нет. На улицах много прилично одетых людей. Магазины радуют хоть каким-то выбором после пустых массавских витрин. Гуманитарная помощь, видимо, прямиком оседает в Асмаре, минуя убогую Массаву. В одном из местных кафе, которых в Асмаре бесчисленное количество, мы встретили двух российских специалистов, работающих в Эритреи уже около года. Страна оказывала на них гнетущее воздействие. Они ругали Эритрею, «наглых местных», пустые магазины и ,по-видимому, заливали свое горе полуразбавленным эритрейским вином. Только контракт и довольно высокая даже по европейским меркам оплата не давали сорваться и вернуться в Россию. Наши земляки находились в Эритреи в качестве специалистов по военной технике . По их рассказам, они обслуживали суперсовременные самолеты российского производства, которых даже еще нет на вооружении российской армии. Еще в Массаве мы несколько раз наблюдали полеты боевых самолетов прямо над нашим портом. Не понятно, однако, как страна, являющаяся одной из самых бедных в мире, может позволять себе такую роскошь..На прощание ребята посоветовали нам съездить к знаменитому «дереву Ганибала», по легенде посаженному здесь великим полководцем , предком А.С.Пушкина. К дереву мы так и не съездили, решили отложить на « следующий раз». 
Выезжали из столицы мы уже под вечер. На станции удивили кучки камней, разбросанных под ногами толпящихся в ожидании отправки своего автобуса пассажиров. -«В Массаву?»-спросил подскочивший к нам щупленький эритреец с набитой камнями сумкой . Он кинул нам под ноги несколько камней, объяснив, что таким образом считают пассажиров уже набранных в автобус. Ночная дорога из Асмары в Массаву явно не для слабонервных .Большей частью она проходит почти по краю черной бездонной пропасти. Иногда дорога начинает отчаянно петлять и суживаться до такой степени, что каждая встречная машина должна приостановиться и прижаться к горе, чтобы мы проскочили со стороны обрыва. Сердце замирало, смотреть , как непринужденно наш водитель разыгрывал очередную партию со смертью. А потом наш автобус сбил мальчика. Он выскочил на дорогу, когда мы проезжали маленькое горное селение , и угодил под колеса. Один из пассажиров объяснил нам, замершим от ужаса, что такое случается часто, и что скоро нам дадут другой автобус. Ребенку повезло, скорость в этом месте была минимальной, и он отделался ,как говорится, « легким испугом». Нам же не скоро удастся забыть жуткий визг тормозов, и его ,метнувшуюся под колеса, фигурку..
«Тысяча островов» Дахлака. Мы попрощались с Массавой и в полдень вышли из порта, направляясь к Ассабу. По пути планировали зайти на острова Дахлак. Этот архипелаг , состоящий из огромного количества крошечных островков, известен как великолепное место для дайвинга. Многие « дайверы со стажем» рассказывали о подводных чудесах этих коралловых островов. Неспокойная , «взрывоопасная» обстановка в стране пока хранит эти места от скопища туристов, оставляя их девственными и нетронутыми.
К острову Шума, расположенному почти посредине прохода Массава Южный в трех милях от юго-восточного Асарка , мы подошли засветло. Этот остров лежал практически на нашем пути к Ассабу. На Шуме мы нашли очень удобную гавань, прямо возле развалин порта Смит. Гавань находилась в разрыве прибрежного рифа у середины юго-западного берега острова. Здесь мы превосходно провели весь следующий день, плавая с маской и дивясь подводным пируэтам огромных черепах. Разноцветные кораллы манили своими красками. Вокруг вились стайки непуганых рыб, а в пещерах скалились недружелюбные мурены. Маленький подводный рай.. На соседнем островке Дахлак-Десерт до сих пор можно увидеть руины советской военно-морской базы, построенной во времена советско-эфиопского сотрудничества.
Как нам рассказали местные, одно время восстановлением этой базы очень интересовались американские ВМС. Но решение так и не было принято, вероятно, американцы испугались жары, потому что это одно из самых жарких мест в мире. На многих встреченных нами островах находились эритрейские военные базы, а берега были испещрены закопанными по башню танками и зенитными установками. Небольшую остановку пришлось сделать в местечке Мерсафатма. Здесь один из членов команды покинул « Санта-Марию». Предстоящий пиратский регион Баб-Эль-Мандеба и несколько обстрелов яхты во время прохождения между островами сделали свое дело. Нас осталось четверо.
Ассаб. История итальянского правления в Эфиопии началась с Ассаба –самого южного порта страны. Еще во время османского господства в Ассабе Италия постепенно обосновывалась в африканской земле. Основывая судоходные компании, скупая землю, она все сильнее укрепляла свое влияние, пока, наконец, не провозгласила в 1896 году Эфиопию своей колонией. Ассаб стал главным портом страны ,а сегодня он пустынен и разрушен войной.
Ассабская бухта вдается в берег между мысом Лома и отстоящим на 18 миль от него к SE мысом Деханеба. Перед нами проплывали низкие песчаные берега бухты, изрезанные и на всем своем протяжении окаймленные рифом. Город с 22 тысячным населением расположен на западном берегу бухты. Порт, где нам предстояло встать был к югу от города. Нам явно не везло со связью в портах , куда мы заходили. Вновь, никто не отвечал на наши запросы по рации. Войдя в порт, мы обнаружили, что кроме нас там практически никого не было. Странная , пугающая картина оставленных портовых районов. С большим трудом отыскиваем портовые власти и оформляем документы .Вокруг никого. Мы простояли в Ассабе целых 5 дней , поджидая хорошей погоды для прохождения по Баб-Эль-Мандебскому каналу. За это время в порт зашла только одна йеменская рыбацкая лодка. Ассаб- это одна большая зияющая рана Эритрии. Разбитый, грязный порт и такой же сам город. Запомнилась одна небольшая церквушка в центре Ассаба. Когда мы вошли ,как раз начиналась служба. Священники, облаченные в светлые одеяния, были совершенно черны. Первый раз видели негров-христиан. В остальном город выглядит не менее странно. По улицам расхаживают верблюды. Козы роются в мусорных бачках. Везде непременный эритрейский атрибут- столики ,кафе с пьяными эритрейцами.
Погода медленно , но улучшалась ,и скоро мы уже вышли к Баб-Эль-Мандебу. Отходя от «помятого» Ассаба, глядя на таявшую за кормой эритрейскую землю, мы даже почувствовали что-то похожее на грусть. Каждая из стран, пройденных нами , оставляла в душе что-то особенное, свое. А эта мятежная молодая страна, сплошь состоящая из парадоксов и гротеска, подарила нам много поистине незабываемых моментов.
Мария Царенко